информационное агентство

Авария на Ровенской АЭС: проблема зоны реактора или проблемы «зоны» «Энергоатома»?

Авария на Ровенской АЭС: проблема зоны реактора или проблемы «зоны» «Энергоатома»?

26 апреля 1986 года произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС. О том, кто был главным виновным трагедии споры идут до сих пор. Но все версии при всей полярности мнений сводятся к одной мысли, в реакторе возник нештатный режим работы, который не смогли предотвратить операторы станции. Последствия этой катастрофы мир расхлебывает до сих пор.

Ровенская АЭС: суббота 22 декабря 2018 года

Утро 22 декабря начиналось для дежурной смены первого энергоблока РАЭС обычно. Реактор работал в штатном режиме в номинальной мощности (400 МВт). Вдруг в районе 9.10 минут датчики, контролирующие состояние активной зоны реактора, выдали данные о нештатном режиме работы блока. Автоматика сработала мгновенно и в 9.12 выдала команду на его (аварийную) остановку.

Ровенская АЭС: воскресенье 23 декабря 2018 года

А затем выяснилось, что проблем с блоком не было, а были проблемы с датчиками…

Предварительный вывод созданной по расследованию инцидента комиссии по состоянию на вечер 23 декабря былтаков: «Причиной отключения энергоблока №1 (ВВЕР-440) Ровенской АЭС стал неправильно сформированный сигнал автоматической защиты в активной зоне реактора».

И этот вывод лично меня заставил насторожиться.

«Глаза» и «уши» реактора

Дело в том, что конструктивно одной из систем защиты блоков ВВЭР (в том числе и от взрыва) является и система датчиков активной зоны реактора, которая в режиме реального времени выдает оператору станции данные о происходящих внутри его процессах. Любая нештатная ситуация будь то изменение давления, температуры или изменение радиационного фона, сразу же выводится на пульт и оперативный дежурный согласно заранее утвержденных планов должен принять то или иное решение.

Например, резко выросший радиационный фон по некоторым изотопам, говорит о лопнувшем ТВСе (такое, например, было полтора года назад). Ничего страшного, работать можно. И т.д.

Итак, датчики в зоне реактора, это глаза, уши, органы обаняния и осязания реактора. Именно они выдают команду автоматике и оператору. В одним случаях программносработает защита, а в других автоматика все оставит на волю человека за пультом.

То есть, именно работа датчиков критически важна и именно она может в случае наступления нештатного режима работы реактора (как на Чернобыльской АЭС), среагировать и предупредить катастрофу.

Так как цена ошибки очень высока в активной зоне реактора ВВЭР всегда ставится от трех до четырех дублирующих друг друга датчиков, чтобы в случае выхода из строя одного из них, ошибки его параметров не привели к неверно принятому решению или срабатыванию. К сожалению специфика работы датчиков в активной зоне такова, что их поломки обычное явление и на каждой станции во время плановых мероприятий периодически производится замена вышедших из строя устройств на новые…

Экономия на безопасности

Оборудование это, как и все в зоне реактора, чрезвычайно дорогое, и в нынешних условиях тотального дефицита финансирования «Энергоатома», на ремонты блоков отпускается все меньше средств (которыми и надо обходиться во время ежегодных плановых ремонтных компаний). О том, что сегодня на украинских АЭС экономят на всем, я уже писал неоднократно. Но одно дело экономить на электрической «обвеске», а совсем другое, на безопасности зоны реактора. Если честно, до случая на Ровенской АЭС у меня было твердая уверенность, что на зоне реактора, памятуя о последствиях Чернобыля, на Украине не экономят. Но авария на Ровенской АЭС 22 декабря 2018 года говорит об обратном.

Как выяснилось в разговоре с сотрудниками «Энергоатома», ремонт датчиков активной зоны на сегодня, это обычная практика, причем иногда он производится некачественно, а потому уже были случаи, когда только что вновь установленный в блок датчик, начинал «сбоить» уже в первые дни работы. Что в этом случае делают? Надеются на остальные, затем его вновь снимают и … ремонтируют.

Очень похоже, что на Ровенской АЭС сложилась нештатная ситуация следующего уровня, когда сбоить начали сразу два датчика, что и заставило автоматику блока принять «неверное решение».

Хотя почему неверное? Решение было верное, остановить блок, от греха подальше. Гораздо страшнее было бы, если бы два датчика не заметили бы первых признаков нештатной работы блока, а автоматика и оператор, из-за этого не смогли предотвратить катастрофу.

Возможно ли такое сегодня на украинских АЭС. Очень надеюсь, что нет. Но с каждым годом «гидности» опасения эти растут. Безответственные решения руководства государства и компании «Энергоатом» делают такое развитие событий, все более вероятным.

П.С. В общем, господа чиновники от энергетики, может пора прекратить экономить/воровать деньги на активной зоне реактора? Чревато все это.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ