a
информационное агентство

Ликвидация Украины: как Порошенко раздарил страну западным компаниям

28.02.18      Антон Антонович
Ликвидация Украины: как Порошенко раздарил страну западным компаниям

Когда по итогам «майдана» было сформировано правительство Яценюка-Турчинова, здравомыслящие эксперты понимали, что это не столько правительство, сколько ликвидационная комиссия. Отказ от евразийской интеграции означал, что государственный и смешанный секторы экономики Украины (машиностроение, атомная энергетика, ГТС) первыми пойдут под нож либо будут просто переданы в руки западного транснационального капитала. Стартовавший процесс резко набрал обороты при Порошенко.

Спонсоры переворота в Украине, за которыми стояли  финансово-политические круги США и ЕС, приступили к планомерной зачистке национальных отраслей, в первую очередь ориентированных на российский рынок. И решались две задачи: не только извлечь экономическую выгоду с подмандатной территории, но и разорвать все экономические связи с Россией, зачистить базу для восстановления симпатий к России со стороны занятых на ориентированных на российский рынок предприятиях. По ходу решалась и третья задача - из-под украинских олигархических групп выбивалась и  финансовая база, которая могла быть использована для финансирования политпроектов, оппонирующих действующей власти и нацеленных на проведение более прагматичного внешнеполитического курса, ориентированного на Россию. 

Жернова деолигархизации Украины пока вращаются медленно, но уверенно. И задача пресечь в зародыше саму мысль гипотетического дрейфа Киева в сторону Москвы на основе пока еще существующих бизнес-связей будет решена в сжатые сроки. А фрондирующие олигархи и связанные с ними политики в случае попыток заигрывания с Россией отправятся немедленно под молот  «самого  честного»  антикоррупционного суда, чьей задачей станет удержание на коротком поводке украинского истеблишмента.

Нашумевшей историей стал последний контракт между «Укрзализныцей» и американской корпорацией General Electric на $1 млрд, в рамках которого, на первом этапе, американцы поставят на Украину 30 дизельных локомотивов серии Evolution ТЭ33А на сумму $140 млн. Для Порошенко заключение данного контракта – продолжение политики «умасливания» бизнес-окружения Трампа с целью решения внутриполитических задач, ключевой из которых является политическое самосохранение (это и обретение поддержки в ходе предстоящих выборов, и затягивание запуска антикоррупционного суда, и возможность увильнуть от выполнения Минских соглашений). О том, что подобный контракт непосредственно бьет по четырем украинским производителям локомотивов, у Порошенко, мечтающего переизбраться на второй президентский срок, предпочитают не задумываться.

Это уже не первое управленческое решение киевских «верхов», наносящее серьезный удар по транспортному машиностроению Украины. Здесь можно вспомнить и закупки городом Киевом польских трамваев PESA, и намерения Мининфраструктуры приобретать подержанные немецкие электрички. Судя по наметившимся тенденциям, через несколько лет вышеуказанная отрасль украинской экономики перестанет существовать как таковая. 

В данном случае необходимо отметить, что подписание экономической части Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, означавшее демонтаж таможенных барьеров на западном направлении и утрату восточных рынков одновременно, закономерно демотивирует европейский капитал локализировать производства на территории Украины, превращая ее в сборочный цех для поставок продукции в третьи страны. Такая вот евроинтеграция.

Урон украинскому машиностроению, а именно ВПК, наносит решение Порошенко закупать вооружение у американцев. Напомним, что под конец 2017 года Государственный департамент США одобрил лицензии на коммерческие поставки Украине летального оружия на сумму $41,5 млн. Но это не пресловутые ПТРК Javelin, а всего лишь немного модернизированные советские образцы вооружений, вроде РПГ-7, и собственно американские автоматические винтовки.

Не менее энергично Порошенко лоббирует западные интересы в сфере энергетики. О поставках пенсильванского антрацита для госкомпании «Центрэнерго» и угля газовой группы для «ДТЭК» Рината Ахметова на фоне падения собственной угледобычи на 16,3% за 2017 год слышали многие (тут и «блокировщикам» Донбасса большой «привет»). Менее распространенная в медиаполе информация о том, что на украинских АЭС расширяется эксплуатация ядерного топлива Westinghouse, которым замещается более дешевое и безопасное российское топливо «ТВЭЛ». Во имя увеличения эксплуатации топлива Westinghouse блоками украинских АЭС в Чернобыльской зоне американской компанией Holtec International возводится хранилище ядерных отходов стоимостью в $1,4 млрд. 

В этой связи нельзя не вспомнить, что майданные власти в 2015 году денонсировали контракт с «Росатомом» на строительство завода по изготовлению ядерного топлива под Кировоградом (проектная годовая мощность должна была составить 800 тепловыделяющих сборок при потребностях Украины в 600 ТВС, т.е. часть продукции можно было экспортировать). Одновременно с этим был денонсирован договор с «Росатомом» о достройке двух блоков Хмельницкой АЭС.

Не забывают о своей выгоде и европейские энергетические компании. Прежде всего, они зарабатывают на перепродаже Украине российского газа – за 2017 год объем реверсного импорта Украины составил 14,1 млрд кубометров, в результате чего европейские компании заработали порядка $300 млн, фактически на ровном месте.

Помимо этого, европейцы могут заполучить в свое управление украинскую ГТС, все еще выполняющую транзитную и важную геополитическую функцию. Первый шаг к этому был сделан под конец 2016 года, когда европейские компании получить право хранить газ в украинских ПХГ по тарифам ниже среднеевропейских. На последней Мюнхенской конференции по безопасности Порошенко с гордостью заявил, что 10 зарубежных компаний готовы взять в управление украинскую ГТС. А на днях глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев призвал Верховную Раду в максимально короткие сроки изменить законодательство с целью допуска зарубежных компаний к управлению украинскими магистральными газопроводами. По мнению Киева, этот шаг позволит пролоббировать на европейском уровне сохранение за Украиной статуса страны-транзитера. Более чем спорное утверждение, учитывая себестоимость поставок природного газа через ветки «Северного потока» и требующую серьезной модернизации украинскую ГТС, а также существующие политические риски, вроде вероятности подрыва украинской «трубы», о чем недавно заявлял так называемый замминистра Украины по вопросам временно оккупированных территорий Юрий Грымчак.

В перспективе западные компании могут рассчитывать на получение лицензий на добычу природного и сланцевого газа на территории Украины, а также на приоритетное участие в приватизационных процессах украинских энергоактивов. В рамках программы развития американской СПГ-отрасли требуются новые рынки сбыта, одним из которых может стать Украина. На Украину американский СПГ можно поставлять с расширяющегося польского терминала в Свиноуйсьце, также американцы могут пролоббировать постройку LNG-терминала на Черноморском побережье (подобные проекты рассматривались и во времена президентства Януковича, когда Госагентство по инвестициям и управлению национальными проектами возглавлял Владислав Каськив).

В интересах европейской энергетики происходит интеграция Украины в европейскую сеть системных операторов передачи электроэнергии ENTSO-E: никто из украинских чиновников не объяснил потенциальные преимущества от этого шага, но ради интеграции до 2025 года придется потратить до $1 млрд и выйти из объединенной с РФ энергосистемы, а также существует риск утраты возможностей экспорта электроэнергии в страны ЕС из-за отсутствия «зеленых» (экологических) сертификатов (для справки – в 2016 году экспортировано в страны ЕС 4 млрд кВт/час).

Вероятно, постепенно будет происходить экспансия европейского капитала в коммунальное хозяйство крупных украинских городов в условиях продолжающегося роста тарифов ЖКХ. Сообщается об интересе финской энергокомпании Fortum, готовой взять в концессию теплосети Киева, управляемые ныне «Киевэнерго» Ахметова. Срок договора с «Киевэнерго» истекает в конце апреля этого года, сразу после завершения отопительного сезона.

Во взаимоотношениях западного капитала с Украиной имеется покамест два интригующих вопроса. Первый – насколько интересно западному капиталу принять участие в приватизационных процессах. В принципе, почему бы и нет, несмотря на то, что придется выдержать конкуренцию с украинскими бизнес-группами и китайским капиталом, тихой сапой скупающим активы на Украине (российскому капиталу, напомним, запрещено участвовать в приватизации). «С молотка» Фонд госимущества Украины планирует пустить объекты промышленности, инфраструктуры, финансовые учреждения, агропредприятия, выручив за них в 2018 году около $800 млн (весьма незначительная сумма по западным меркам). Налицо девальвация украинских активов: здесь вспоминается, что 2005 году австрийский Raiffeisen выкупал всего один украинский банк «Аваль» за внушительные (девальвация доллара также имеет место) $1 млрд.

Второй – насколько активно западный капитал будет лоббировать снятие моратория на продажу земли сельхозназначения. Не секрет, что в крупных европейских банках формируются департаменты, ориентированные на скупку украинской земли, а американские агрохолдинги Bunge и Cargill расширяют пропускные способности зерновых терминалов на Черноморском побережье. Наверняка следит за развитием ситуации и небезызвестная компания «Monsanto», ГМО-гигант, чья деятельность запрещена в ряде стран Европы. Официально «Monsanto» владеет на Украине двумя селекционными станциями по рапсу и кукурузе, неофициально – заражает Украину гербицидами и трансгенным зерном, подсаживая фермерские хозяйства на свой посевной материал, дающий урожай до 150 центнеров с гектара. Притом процессы резко усугубились после «майдана» – ведь недаром в 2015-2017 Украина собрала рекордные урожаи (60-66 млн тонн). 

А пока же иностранцы выискивают пути теневой инвазии в украинский агросектор: результаты аналитического отчета международной инициативы по мониторингу земельных ресурсов Land Matrix Initiative свидетельствуют, что Украина занимает второе место в мире после Индонезии по площади сельхозугодий, контролируемых иностранным капиталом – 2,4 млн га. Помимо офшорных юрисдикций, за которыми зачастую скрываются украинские олигархи, наиболее весомыми представителями иностранного капитала в агросекторе являются компании из США, Германии и Саудовской Аравии.

Учитывая сложившуюся на Украине и вокруг страны политическую ситуацию, компрадорский режим Порошенко готов отдать западному капиталу все, что угодно, лишь бы восседать в теплых креслах на Печерских холмах еще один электоральный цикл. Парадокс в том, что, даже если Порошенко и сумеет стать эффективным лоббистом интересов западного капитала, после утраты президентского кресла, будь то в следующем году либо через 6 лет, сам Петр Алексеевич неизбежно отправится под нож деолигархизации и превратится в лучшем случае в младшего бизнес-партнера западных капиталистов.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ